В последнии минуты мы хотим быть вместе!

Lida Moniava http://youtu.be/5vq4gx-iqr4 На этом видео маленький мальчик Арсений ищет своего брата Никиту. Ищет на балконе, ищет в инвалидном кресле и под ним. А девятилетний Никита в этот момент умирает в реанимации, один. Ни брата Арсения, ни маму, ни папу, ни тетю – никого к нему не пускают. «Не положено», «зачем, он вас все равно не слышит» и т.п. Точнее, так - в один день дежурная смена пустит на 5 минут, в другой день другая дежурная смена вдруг пустит на подольше, но во все остальные дни Никита в реанимации один, а маму отгоняют от дверей коронным: «это режимное учреждение!». Мама Никиты просила дать ей хотя бы сфотографировать сына, чтобы раз нельзя быть вместе, смотреть дома на фотографию. Не дали. Позавчера мама Никиты приходила к дверям реанимации и просила встречи с сыном, ее не пустили, сказали про менингит, которым посетители могут заразить пациентов. Вчера Никита умер. Один. Никита был мой друг. Каждый месяц у нас в фонде умирает около 8 подопечных детей. С онкологией, с признанной инкурабельностью. Большинство из них умирают одни в реанимации, на аппарате искусственной вентиляции легких, с привязанными к кровати руками. Каждая мама плачет нам в телефон, что ее не пускают к ребенку, почему, почему, ну почему? Я писала пару месяцев назад, что реаниматологи мудаки. Я не права, что так написала. Реаниматологи страшно разозлились, и все осталось как есть. Я очень хочу, чтобы было какое-то твердое общественное отношение к этой проблеме. Разлучать ребенка с семьей – это нарушение прав человека. Главный врач, заведующий отделением, врач, медсестра, санитарка – каждый, кто не пускает родителей в реанимацию, нарушает права человека. Есть реанимации, где пускают родственников. Есть отдельные врачи, которые в свою смену пускают маму на 5 минут. Есть отдельные врачи, которые в свою смену пускают на несколько часов. Есть отдельные врачи, которые в свою смену не пустили маму Никиты и многих других мам не пускают к их детям. Дело не в зарплате, не в тесноте помещений, не в инфекциях. Дело в личном отношении каждого конкретного врача реанимации к каждому конкретному ребенку. Дело в плохом настроении, в замотанности, в неумении общаться с родственниками, в неготовности отвечать на вопросы мамы умирающего ребенка и смотреть на слезы. "Вас тут много, а я одна". Нет закона, запрещающего пускать родственников в реанимацию. Есть личная ответственность и личная безответственность каждого конкретного реаниматолога. И есть дети, чьи права нарушают. Эти дети умирают в одиночку. Есть младший брат Никиты Арсений, есть мамы и папы. Которым я не знаю как дальше жить с мыслями, что их любимый ребенок умер один, потому что какой-то, блин, реаниматолог решил, что им незачем быть в последние дни вместе.

  • ВКонтакте
  • Мой Мир
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Live Journal
  • YouTube
  • Live Internet

Реквизиты

  • ЗАО «Банк Русский Стандарт»
  • Орехово-Зуевское отделение
  • Получатель: Титкова Татьяна Александровна
  • ИНН 7707056547
  • КПП 775001001
  • К\с 30101810600000000151
  • БИК 044583151
  • Р\с 40817810800968673308
  • № карты 5136913818348161

Наши друзья

  • Орехово-Зуевская НЕДЕЛЯ
  • Помощь людям с болезнью двигательного нейрона и боковым амиотрофическим склерозом
  • д.Бывалино Храм Святого Великомученика Никиты
  • АБСОЛЮТ ПОМОЩЬ
  • ПЕРСПЕКТИВА
  • Фонд развития паллиативной помощи детям
  • Внедоржно-экспедиционный клуб ТрэкТрэвел
  • Правое слово